Jun. 20th, 2012

brekhoff: (Default)
А тут как раз подошло время в нашей ударной бело-сине-краснознамённой конторе разгонять бригады по далям и весям нашей необъятной, что всегда сопровождается разнообразной беготнёй, суетой и перманентным праздником.

Моей Дважды Ударной и Награждённой Почётной Грамотой от Одного Высокого Лица Бригаде выпало на этот раз ехать недалёко. Так, за Подольском полсотни километров в лес. Ничо, вобщем, но места – диковатые. Сказывают, даже, что там по сю пору партизаны со времён Отечественной балуют. С какой из двух – не уточняют. Хотя, по некоторым признакам, думается мне, что местные слегка преувеличивают, а описываемый образ шкодливых действий этих партизан неизвестно какой Отечественной сильно напоминает мне привычки гастарбайтеров, выгнанных по «Тридцать Третьей» в прошлый наш заезд сюда и, видимо, слегка одичавших…

Как бы то ни было, но приготовления к выполнению важного задания пришлось начать заранее. Понятно, что для обозрения обстановки на месте будущего осчастливливания местных пейзан очередной нашей мега-циклопической постройкой забросили меня.

Здесь мне сразу пришлось вступить в жосткую оппозицию с местным комендантом бытового городка, который, завидев меня, зелёного, да в очочках с папочкой, для нашего будущего размещения вознамерился предложить парочку сарайчиков, увидемши которые я ажно прослезился. Всю тряпочку, случайно найденную в кармане слезьми измокрил. После чего, просморкавшись, сообщил гражданину коменданту, что в этих конурках щелястых он сам может проживать, если ему нравится, но мы сюда не поедем.

Он очень нахваливал свои сарайчики, грозился и ссылался на распоряжения какого-то Евгения Нефёдыча, так что мне пришлось даже прозвонить и доложиться о возникшем дискуссионном диссонансе своему начальству. Начальство сразу пожелало поговорить с этим типом гражданской наружности, и сразу сделало предложение, ещё более конструктивное: похоронить в гробу из досочек из этих сарайчиков этого коменданта, разумеется, за счёт нашей конторы…
После чего мне было выдано строгое указание послать этого жоха с точным описанием предлагаемого маршрута.

- А бытовки вези наши. За счёт генподрячика, конечно. А если этот кекс ещё возбухать начнёт, али требовать плату за коммунальные услуги, то сразу звони сюдыть, мы ему объясним доходчивей, и подтвердим наше доброе предложение похоронить его со всеми почестями…
Таки вот дела. Очень нервенный этап случился.

А тем временем на базе бригада наша как подорванная паковала вещи. Как раз я назад вернулся, когда бригадир сверял по описи наличность склада и рыдал вельми. Ознакомившись с результатами ревизии я тоже паче зело возрыдаша и после ритуального совместного поедания в сугубой печали коврика пришлось объявить контингенту о грядущем и неизбежном геноциде и гекатомбах с возможными даже очаговыми аутодафе, если всё проебанное, пропитое и вообще отсутствующее не будет найдено и приложено к описи. Данное сообщение вызвало невиданный энтузиазм. Кипучая деятельность дала некоторые плоды: черезь день обнаружилось, что чаемое оборудование нашлось даже в несколько избыточном количестве. Правда, соседние конторы удивлялись внезапному исчезновению некоторых ценных предметов из своих запасов, но, мы тут, конечно, не при чём. Они клювом щёлкают, когда кругом жульё шныряет, а у нас – бдительность, и всё на месте. Так что отправили мы свой склад с кладовщицей в полном порядке и согласно графику.

Тут подошла пора грузить технику. Трейлера пришли, все дела. Мой любимый трактор, о чём я уже рассказывал, ниппонские рабочие, по моему сугубо личному мнению, делали, видать, в пятницу. Накануне праздника своей Японской Матери Амиками-Аматерасу, надо думать. Потому он получился такой убогонький, если не сказать честнее: уёбищный. Сколько душевных страданий он доставил всему коллективу трактористов, а уж рембригада вообще, получив очередную заявку на его починку уходит в тягостный запой на неделю.

Вот и в этот раз сей агрегат проявил свой пакостный нрав, отказавшись заезжать на подошедшую телегу. Появившийся начальник участка механизации, почесав репу перед вредной вражеской техникой, приказал закатывать агрегат на телегу подручными средствами, ибо простой заказанных трейлеров стоит немерянных денег, а с этой скотиной разберётся на месте рембригада, которую он пришлёт. Присутствовавший при разговоре механик из ремонтников тут же твёрдой походкой почапал в направлении магазинчика, с явственно написанной на лице несокрушимой решительностью напиться до синих помидоров. Дела. А трактор-то мы затолкали и отправили. А как же.

Как раз пришло время и самим грузиться. Подъали фургон – давай туда личный хабар наталкивать, чемоданы и баулы, сейф мой туда же затолкали, написав на боку «Не кантовать! Осторожно! Хрупкое! Ценное!».

На проводы приехал аж сам главинж и прочитал короткую, но прочувствованную прощальную речь:
-Пидорасы! Друзья мои! Вот вы и уезжаете от родного меня, но сердцем, друзья мои, я всегда с вами! Поэтому, сволочи, если опять утопите мой трактор, то лучше вешайтесь сразу, ибо я буду выдёргивать ноги вам долго, а вставлять в другое место – вдумчиво! Особенно это касается тебя, дядя Миша! Ты разбил мне сердце в прошлом месяце, и поэтому я буду следить за тобой особенно пристально, а моя любовь к тебе сильно отразиться на твоём квиточке по зарплате… Что вы смеётесь, Красновский? Вы думаете, что моей любви не хватит и вам? О, вы чудовищно ошибаетесь! Моей любви хватит на всех!...

И т. д. В сей яркой речи несколько теплых слов было уделено и мне, что добавило энтузиазма и желания немедленно прыгать в машину и ехать быстрей работать. Так что я дал команду лезть народу в кузов, ибо «Газель»-автобус нам выделить почему-то забыли, а сам полез в кабину…

Главинж долго ещё махал нам вслед платочком, и, даже, похоже, прослезился. Надо думать – от предчуствия скорых убытков…

Дорога – знакомая, чо. Кати через Подольск, потом – заезд в магазин в Ясенках, ещё один – в Крестах. Ну, а там – направо, вот и приехали. Чисто поле, ямы какие-то, наш трактор на боку лежит – так его своим ходом сгрузили. Вобщем – всё привычно и знакомо. Прям такая радость обуяла, да.

Одно омрачало: пренеприятнейший инцидент произошёл на последнем отрезке дороги, когда мы с трассы на времянку из плит, ведущих к стройке ехали. На ухабах мой мега-секретный сейф упал на дядю Мишу. Впрочем, обошлось без последствий – когда я сейф открыл, то дежурная чекушка, стакан и бутерброд оказались неповреждёнными, так что помощь пострадавшему мы оказали оперативно.
Впрочем же, праздник жизни по имени командировка – на этот раз немного не для меня. Закончились мои свободные бригадирские игрища на свежем воздухе: теперь я сам начальство, и наезжать к своим бойцам надлежит мне лишь набегами, строго следя за моральным духом коллектива и описывая его трудовые подвиги на планёрках, а самому мне уже не предстоит совершить залихватский набег на местные магазинчики, кататься на тракторе по полям с преодолением водных преград и предаваться прочим милым развлечениям, обязательно связанным с подобными командировками. Жаль.

Так что пришлось грузиться мне в грузовик, да пилить в обратный путь. С остановками у магазинчиков, понятно. Остановки были продуктивные, так что прибыл я домой уже в положении риз – стресс надо снять, да и ностальгические воспоминания молодости о подобных поездках тревожили. Водила – дурак. Доставил меня не к маме, а к Тасюне. На третий этаж ещё затащил и к двери поставил. Впрочем – это уже совсем другая история…

Profile

brekhoff: (Default)
brekhoff

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:46 am
Powered by Dreamwidth Studios