brekhoff: (Default)
Это я сбежал с работы, решил немного поработать с документами. Ага. Закрылся в шкапчик, сижу. Оба! Начинается!

Сначала прибежала Тасюня. У ней, паньмаешь, с конюшни лошадка сбежала, зашла на стройку какую-то и провалилась в яму, напоровшись на арматуру. Местные таджыки хотели её съесть, когда подоспела Тасюня.

- Мыша, почему ты их всех не убьёшь? - вы думаете это про коней сбегающих, или про конюхов хуи пинающих? - Нет, это про таджыков!

Я прям задумался: убью всех таджыков, а работать лошадки будут! - Красота!

Но тут пришла из ЦСО тёщинька и я спрятался под стол. Злая! Оно б и ничего, но по фатере ходит Василиса, декламируя что-то новогоднее. Учит, паньмаешь, стих к утреннику. Залезла ко мне под стол:

 - Папа! Я - Сосулькой буду!

Оглядел я её, хотел сказать, что для сосульки у ней типаж не тот, ей бы снежком там каким, а для сосульки - ей анорексия нужна, а не румяные щеки а-ля "вся в маму!". Хотел я всё это уже сказать, но сдержался.
- А чо от меня-то хочешь?
-  А мне нужна вот такая фитюлина! - ладно, делать неча. Полез выпиливать нужную фитюлину и обклеивать её фольгой, да.

Одно хорошо - Василий сидит на танке и мучает зайца, не особо меня беспокоя. Все бы так. Но, опасаюсь, скоро и он заговорит. Чо будет!

Да, а переживая это всё ещё представил, что к июню следующего года третий спиногрыз будет. Задумался - А не покончить жызнь самоубивством? Кошмар!

Поработать так и не удалось. Пришлось везти Василия на природу.
brekhoff: (Default)

После всех этих беготушек с пьяными подчинёнными мой отпуск так и не сумел превратиться в спокойное времяпрепровождение на диване перед ящиком. Ибо, как выяснилось, несмотря на долгое отсутствие и произошедшие семейные пертурбации мои семейные обязанности вовсе никуда не девались, и отнюдь не заканчиваются закладыванием очередных котлет денег в тумбочку и всякой прочей мелкой работой типа стирки, глажки, готовки и походов в магазин и на молочную кухню. Мне настоятельно напомнили, что пора вспомнить и о детях.

- А шо с ними не так? – всполошился я и сначала тщательно пересчитал. Два штука. Пересчитал ещё раз, для верности – два. Все на месте. После этого внимательно оглядел. Вона, Василий. Лежит, пузыри пускает. Точно он, я сверился с фотографией – он. Василису разглядеть было трудней – она безостановочно крутилась перед здоровым зеркалом, но это точно была она, потому что, насколько мне известно, такое непоседливое существо в мире существует в единственном экземпляре. Все дети налицо, никого не подменили, неуказанных в списочном составе неустановленных лиц не обнаружено!


Read more... )
brekhoff: (Default)
Вот главный и мучительный вопрос для каждого нашего человека, мужескаго полу, я имею ввиду. Для тётенек, видно, такого вопроса нет и не было.

Это я к чему? А!

Вернулси я домой спосле двухнедельного отсутствия, и, в один прекрасный момент меня пронзила мысля залезть в тумбочку за каким-то интересом. Так, просто. Вот, залез я, пошарил. О, чудо! Там - пусто! Я ещё немного нетерпеливо пошарил. Потом тумбочку даже перевернул и потряс основательно - нет, пусто! Хотя я прекрасно помню ,что, отъезжая, затолкал туда, как обычно, много-много денежных средств для проживания семьи в моё отсутствие. Специально на мелочь поменял, что б больше казалось. Аж ногой утаптывать пришлось, чтоб всё влезло. А тут - нету ничего!

Я прям немного расстроился, но не растерялся. Зашел к соседу. А у него, что характерно - было. Ну мы слегка и попробовали. Потом в магазинчик сходили, ясен пень. Вобщем, домой я пришел с решительным желанием узнать таки ответ на свой незаданный вопрос: "Куда ж всё таки тётеньки тратют деньги?".

Вместо ответов на все вопросы я с порога, как обычно, получил шваброй: "Ага! В доме ни копейки, а этот враг прогрессивного человечества опять готовый шляется непойми где, алкач!". Пришлось делать резкий поворот "все вдруг" на 16 румбов и делать ускоренную ретирацию с сильными арьегардными боями...

Укрылся у мамы. Тасюня через некоторое время стала засыпать телефонными звонками стандартного типа "Мыша, вернись, я всё прощу!", но я ,как обычно не реагирую. К имеющемуся вопросу добавился ещё один, коварный: за что жонка переживает больше, за одинокую кроватку или больше за пустую тубочку? Надоело мучиться вопросами - я и завернул тут во дворик. Тут - никаких вопросов: если денег нет, то все пьют и гуляют. Ну и я тут вроде как к месту. Так что и спели, и сплясали. Вроде как вопросы немного потеряли актуальность.

Но вот лежу ночью ,вдруг опять не даёт мне спать любопытство: куда ж таки деньги все уходят? Может, у тётенек орган какой-нибудь есть специальный, деньгопотребительный? Сидят по ночам и  в него голод утоляют дензнаками? Непонятно. Вернусь - обязательно проведу  у жонки тщательную ревизию на предмет наличия такого органа.

На сём и успокоился. Завтра узнаю, как там чё на самом деле. 
brekhoff: (Default)
А все беды, как всегда - они от компутеров. Проклятый Скайнет уже запустил свои кибершшупальцы и пакостит всяко, стремясь убить всех человеков. Воистину, говорюя вам: компутеры когда-нить погубят всё живое!

Это я к чему? А! Жил я спокойно, никого не трогая, и, в целом - довольно успешно. Но тут папаня мой, большой любитель всяких новаций прикупил на токучке велосипедный компутер. Ну, скорость там, километраж, содержание спирта в моче и всё такое показывает и на экранчик выводит, пока ты, значит, педали крутишь на пути от дачи к магазинчику - полезно.

И вот, мне, пожилому гражданину, семейному и солидному, при виде новомодной китайской игрушки сразу же засвербило данное чудо техники всячески протестировать, показать чудеса ловкости и всё такое. Ну не дурак ли?

Вобщем -так. Папаня мой сумел показать максимальную скорость в 37 км/ч на своём лисапете. Ну и мне вдруг вздумалось посрамить дедушку, мол, разгонюсь до 50! Нашёл кого обгонять - дедушке уже 65 ,а я всё пиписьками мериться - детский сад. За что и был наказан. Сначала всё было неплохо: приглядел я участочек дороги под небольшой уклон и прямой, чтоб разогнаться, ну и пошёл педалями-то крутить со всей дури. Сам гляжу в экранчик, жду рекорда... Ну, и в тот момент, когда мой лисапет-таки набрал заветные 37 км/ч и уже был готов начать зафиксить рекорды у меня от предельного напряжения слетает цепка. Ого. От неожиданного прокрута я слегка теряю равновесие, а тормозов-то теперь тоже нет! Вобщем, не долго я боролся с гравитацией, и, как это поётся в популярной пестне, "расплескал свою рожу по тёрке асфальта" со всей своей чудо скоростью.

Впрочем, затормозил собой по асфальту я довольно удачно: без переломов и кишок наружу. Всего-то левую руку до мяса на ладони стесал, плечо, ляжку царапнул, Ну сустав на кисти отбил, понятно. Лисапед погнулся местами ,но, в целом, остался цел. Стою я вот, как дурак, вся рука в кровишше, соображаю: "Чё дальше-то?". Я ехал в магазинчик. За хлебом и пивом - не бросать же на полпути столь важное дело? Как уж я там в сельский лабаз завалился с вдовольным видом Роди Раскольникова, только что пришибшего старушку и потребовал выдать мне потребное - я и рассказывать не буду. Денег брать не хотели. Думали, поди, что если возьмут, так я тут же из пакетика ,в который я руку свою, чтоб пейзан не пугать, руку завернул - выхвачу тотчас топор окровавленный и порешу всех на месте. Такой у меня видок был. В целом же обошлось без милиции - и то хорошо.

Но по возвращении на дачу меня ждало третье главое зло человечества, сразу после компутеров и лисапетов. Тётеньки.

В базовой комплектации и когда всё нормально, то с ними ещё ничего. Но вот стоит им только углядеть слегка оцарапанного мужчину у них просыпается инстинкт: "надо лечить!". Это катастрофа. Как только моя маманя слегка вышла из обморока, вызванного моим появлением, она сразу вытащила свой немерянный баул под названием "походная аптечка" и принялась за самолечение, видимо, решив испытать на мне всё там имеющееся: от клизмы и трихопола в таблетках до мочеприёмника и пургена в сиропе. Я отбивался аки лев, но всё же пол-ведра перекиси и тюбик сентимицинки мне съесть пришлось. Ну, понятно, был завёрнут в полкилометра бинтов, как ягипетская мумия, хотя вполне достаточным считал, что хватит поплевать да портянкой старой подвязать - достаточно за глаза. Но приступ оказания неотложной медпомощи у тётенек неудержим, а я, ослабленный падением ,потерял изрядно способностей к активному сопротивлению оному.

Но, что гораздо хуже, что тётенек-то у меня, одержимых манией самолечения, по меньшей мере две! Поэтому по возвращению в Москву мне пришлось пережить всё ещё раз, теперь уже от супружницы. Увидав меня в бинтах ,она сразу же поставила диагноз, что все кругом идиоты, лечат меня неправильно, и, достав свою "аптечку", представляющую из себя коробку из-под телевизора диагональю 1,2 м принялась лечить "правильно".

 - Так, стой смирно, я сказала! Счас мы тебя вылечим! Я лошадок лечила, чо я, тебя, Мыша, не вылечу? Будь спокоен - я тебя спасу... Ну кто нынче лечит сентимицинкой? Это ж прошлый век! Вот я тебя левомеколем вымажу... Стой смирно, я сказала, или счас шлейку на тебя одену и уздечку в рот суну! Стоять, не дёргаться! И т д.

Вобщем, закончилось лечение у Тасюни традиционно: что бы она у меня не взялась лечить, хоть простуду, хоть  геморрой - главное измазать меня зелёнкой погуще., отчего я сразу начинаю напоминать Василису ,когда тёщинька, случайно оставила её наедине с зелёным фломастером и та умудрилась разрисовать себя так, что две недели в детсад не ходила, пока всё не оттёрли... Есть у меня подозрение, что в измазывании меня зелёнкой Тасюня преследует цель не только медицинскую, но и весьма коварную: чтоб все подлые разлучницы, которые, по мнению жонки так вокруг меня и вьются - в ужасе разбегались.

Не знаю, как там полезна зелёнка в плане медицины, но народ при моём появлении шарахается исправно. Даже наш закалённый электрик на столб порывался влезть, меня завидев. Ему померещилось, что началась у него "белочка". Действительно - сидишь вот так, а тут такая мумия заходит. Зелёная. Ужас.

Вобщем, сижу я счас инвалидом. Из-за каличной левой, рабочей руки ни писать, ни печатать ,ни ещё чего полезного - не могу. И ещё весь в зелёнке. Одно хорошо, что кушать меня родители приучили-таки правой. Так что кушаю я хорошо, чего и вам желаю.  
brekhoff: (Default)
Тасюнька у меня очень маленькая, поэтому любой гад так и норовит обидеть и уязвить. А защитить и предотвратить злые обиды некому, ибо вечно я где-то хрен знает где на работе шатаюсь, всячески этим всяких гадов провоцируя жонку мою обидеть. Ничего не остаётся, кроме как дистанционо успокаивать, ободрять и уверять супружницу в неизбежной каре её обидчикам.

Вот и сёдня - звонит, значит, Тасюня мне в телефон и сразу, без всяких экивоков так вот спрашивает:

 - А что, Мыша, это правда, я - писклявая? - тут я даже от неожиданности слегка поперхнулся и аж от внезапности сего вопроса пролил полстакана, коий я собирался откушать для подкрепления сил в связи с необходимостью подкрепиться и наступлением обеда, себе на штаны. Но к вопросам Тасюни я привык относиться серьёзно ,так что, подумав, честно ответил, что нет - совсем даже не писклявая.

 - Нет, ну честно? Не писклявая? Честно-честно? Ну скажи! - пришлось многократно это подтвердить и подыскать немало сему аргументов, пока жонка наконец, слегка успокоилась и смогла сообщить, что там у них вообще происходит, и какой это злодей имел наглость возвести подлую клевету на самый лучший в мире голос моей супружницы.

Дело, значит, было так.

Возвращается Тасюня домой с прогулки с Василием. Ну, как это водится - задвигая коляску в подъезд и в лифт громко отдаёт команды самой себе, разговаривает с Василием, коляской, консьержкой и т д.


 - И шо за гады тут пандусов понаставили? Так, дверь - открывайся! А, вот, ключ же надо приложить! Уф. Так - направо! Ты куда едешь, коляска? Я ж сказала - направо! Вася ,не канюч, счас мамка тебя напехтерит, не переживай. Зачем сумка за перила цепляется? Понаставили всяких перил, поньмаешь, честным людям - не пройти, не проехать. Лифт, приходи! Приходи, я сказала! Какая сволочь там катается, а? Вася, сейчас, маленький, совсем уже пришли! -


Ну, в общем, всё как обычно. Выкатилась она, значится, на площадку перед нашей и тёщинкими квартирками, и тут замечает, что какие-то подозрительные личности в ярких жилетках коварно пытаются умыкнуть любовно собранный её мамой хлам, оставштийся после ремонта, складированный на площадке, готовящийся к откладывающемуся лет 5 отвозу на дачу... Ну двери там балконные, куски гипсокартона, палки всяки и разобранную мебель. Тасюня сама всячески на маму наезжала, требуя вывезти к чертям всё, иначе грозясь лично всё повыкидывать, но при виде, как бесцеремонно, пользуясь отсутствием населения выносят всё непосильно нажитое она сразу из лифта, прям, начала командовать бросать всё на месте, всем стоять, руки вверх и всё прочее.

Работники местной коммунальной службы нерусской национальности во главе с ихним усатым бригадиром застыли от этого неожиданного явления, но быстро придя в себя, начали качать права, утверждая, что по распоряжению некоей пожарной комиссии они освобождают дом от пожароопасного хлама, на что у них есть все необходимые распоряжения начальства, приказы соответствующих ведомств и указания чуть ли не мэра. Но разве Тасюню напугаешь каким-то там Собяниным?

 - Это ценные предметы моей мамы-то пожароопасные? Это бумазейки у вас крайне пожароопасные, так что похватали их и быстро отсюда бегом, пока пожароопасность тут не дошла до закритической! Жульё! На минуту ничо нельзя оставить ,как всяки злодеи приходят и выносят всё, что не положишь! И т. д.

Местный бригадир явно не понял, на что наткнулся и вместо того, чтоб оставить всё как есть и ретироваться ,он решил тоже взять на глотку:

- У меня - распоряжение, и я всё одно всё вынесу, и никакая пискля малорослая мне не указ: хватай, ребята - выноси! 

Вот тут он допустил серьёзную ошибку, приступив к оскорблениям и обидев мою супружницу. Она сразу же доказала некоторые догадки  антропологов об одинаковом отсутствии иммунитета к швабрам и половым тряпкам у всех рас и народоностей, а не только у меня одного, как представителя народности русской. Вобщем, вся эта толпа подлых жуликов рванула спасаться позорным бегством , преследуемая неудержимой Тасюней: 
-Я вам покажу - "шмокодявка", вы у меня счас сами запищите, как кастраты в цирке! - с этими словами она спустила супостатов по лестнице и гнала деморализованного противника до помойки на углу, и лишь оставшийся без присмотра Василий спас незадачливых работников комунхоза от полного разгрома и обструкции.

Тем не менее, несмотря на безоговорочную победу и даже с трофеями, ибо враги, бежав, бросили у нас на этаже не только наш хлам, но ещё и весь, который они насобирали по дому на этажах выше, Тасюня - девушка с тонкой душевной организацией, ранимая и обидчивая. Поэтому несправедливые слова больно её ранили и уязвили. Так что пришлось мне долго её успокаивать, уверять, что никакая она не шмокодявка и не писклявая, и всё такое прочее. А чтоб окончательно успокоить и вознаградить за стойкую защиту семейного наследияпришлось пообещать ей, что по приезде домой обязательно куплю мороженку, петушка на палочке и журнальчик с картинками лошадок.

Тасюня - отходчивая. Петушок на палочке с мороженкой и журнальчиком её вполне успокоили. Если, конечно, до моего приезда ещё какое-нибудь жульё не покуситься и не попробует оскорблять беззащитную и ранимую Тасюню. Надеюсь, пронесёт.

   
brekhoff: (Default)
Звонит тут Тасюня:
 - Мыша, я тут такую булочку нашла вкусную. Можно я её съем?
 - Сьешь, обязательно.
 - Ага - сомневается Тасюня - Тогда я стану толстая и ты меня разлюбишь!
 - Ну, тогда - не ешь.
 - Но ,ведь, она такая вкусная! Я её же очень люблю - ты же знаешь!
 - Значит - хавай и ни о чём не тревожся!
 - Но, Мыша...

Такой вот содержательный разговор продолжается минут десять. Наконец, Тасюня принимает соломоново решение:
 - я половинку съем, а половинку - тебе оставлю, здорово, да?
 - Да!

Спорю на стакан красного, что когда я домой приду половинки булки в живых не будет, на что будет найдено железобетонное обоснование, что, "Булка, де - была совсем маленькая, так чего тогда тебе только раззадоривать аппетит и всячески расстраиваться? Вот я и решила докушать" - не придерёсси, да и я не расстраиваюсь. Ибо поговорили всего рублей на 20, а зайцев - целый мешок наловили.

Тасюня поступила, как ей нравится.  С другой стороны - с полной поддержки и одобрения "главы семьи", меня то бишь. Типа, это я сам так решил, что супружнице надо срочно съесть булочку, а она сомневалась и отнекивалась. Кругом сплошные плюсы. Отчего растёт любовь и взаимопонимание в семье. Ну, и суммарный вес семьи, что тоже - внушительно и свидетельствует об общем благополучии.

А ещё - я любому идиотизму могу найти логичное и позитивное объяснение. Что влечёт чуство глубокого удовлетворения и повышение собственной самооценки, что тоже - позитивно и положительно.

Так что, кушай, Тасюня, булочку. Не стесняйся и ни о чём не переживай, я разрешил! И это - хорошо! 

И весь этот профит - всегдо за два червонца. Бюджетненько так.
brekhoff: (Default)
И подоспел я, граждане, как раз с корабля на бал. Только с утра с паровоза весь чумазый слез, накатавшись по чугунке до полного опупения, так тут же ж и слегка придя в себя, узрел встречающую меня Тасюню. Тут же ж меня озарило некое подозрение: сёдня ж должно быть 6 июня, стало быть - празднег у нас всенародный, а я не приготовился....

Нет, про Пушкина я ничо не слыхал, по серости, а что сёдня у Тасюни день рождения, сие знание , давно пропечатанное у меня в слабых на память извилинах запечатленно было, вроде, надежно. Но в связи с отбытием в свободное плавание слегка оно подзабылось. Как и возможность прибытия на вокзал для встречи в 6 утра самой именинницы. Да уж, быстро забываются жонкины причуды всего-то за несколько дней отсутствия.

Пришлось спасать ситуацию очень оперативно. Для начала пришлось быстро найти цветочную палатку и до полусмерти перепугав сонного сидельца потребовать у него быстро веник цветочков, коий немедленно и вручить. Ну, там ещё, петушка на палочке, сладкой ваты имениннице, ну и клятвенно заверить, что главное ждёт впереди. После чего спровадить осчастливленную супружницу до дома, пока оставленное без присмотра потомство не разнесло дом по кирпичику, сославшись на необходимость посетить контору для отчёта и доклада. При этом в бауле типа "мечта оккупанта" предательски позвякивала полуопорожненная стеклотара, но Тасюня, увлечённо грызшая петушка, кажись, ничо не заметила.

С этими подарками - всегда беда, и после необходимых побегушек по конторе мы с корешами подошли к вопросу выбора подарка основательно, т. е. спрятавшись в кандейке у начальника нашей производственной базы - выпили и закусили....

Ладно, народное средство как всегда не подвело. Голь на выдумку хитра, а "газелька" в личном пользовании и всеобщий энтузиазм товарищей, выказавших невиданное рвение в желании порадовать Таисию Сергевну обеспечило подарок, достойный полуюбилея супружницы новоиспечённого начальника, т. е. меня.

Вобщем, праздник удался и все остались довольны. Впрочем, стандартные торжества у нас давно отработанны, и, что б лишний раз не повторяться скопипащу свой старый дыбр на тему празднований в нашей дружной семье. Добавить, вобщем, нечего:

"...Ну а чо?!! Отпразновали, как ты хотела!
И чо, что я тут слегка сплясал на столе в сапогах, так то - чечотка, ты сама хотела! Чтоб типа, весело было...

...Не, ну и при чём тут это, что я Светке в грудь уткнулси? Это твоя подруга, а я тут вовсе не виноват, что ты её на 2 м 10 см отрастила! Других подруг заведи! Лилипутов, положим! Я-то тут причём?! Ай!

...Ну и да, я такой... Кто тебе мешал зайти 4 года назад не ко мне, а в соседнюю квартиру? Ай, ой, уй, да, я знаю, что тебе Олег с соседней квартиры не очень нравица, но тогда ты совсем другого мнения была! Ай, ой, уй! - Всё, всё! Больше не буду! Вообще буду молчать, как рыба об лёд! Ай, ой, уй! Не-не-не - буду говорить, как я тебя люблю! Буду-буду-буду! Только руку отпусти!

...И чего тебе в празнике не понравилось? Весело ж было!

...Ну и что, что мои друзья упали на нашу кровать и спят? Им-то моя стряпня понравилась, они не кричали, что это - баланда! Съели и упали, как и замышлялось - к чему нынче такие страсти? Да, милая, я с ними хочу лежать вместе, а не твои претензии выслушивать! Ай, ой, Уууй! - это естествено! Ай, больше не буду!
Ты, Тасюнь, кажись, не в настроении! Я, может, к маме уйду? И друганов с собой заберу? Уй! Ну зачем так кричать? - не хочешь, не надо! Пусть здесь со мной остаются! Ай-ай-ай, больно же!...
Во-во-во! Твои подруги лошадь в дом привели - и ничего, ты только рада, а мне напильник подарили - так ты напряглась до невозможности! " Куда мы его денем?" Ну, я папе его отнесу.... Ой, ну что значит "Ты всю квартиру папе вынести готов, алкаш!"? Речь идёт только о напильнике! Ай ой, не буду никуда уносить - тебе оставлю! Радуйся!

Ну чё ты надулась, как мышь на крупу? Я ж тебя люблю... Люблю-люблю! Нет, не обманываю! Ай-ай! Правда люблю, кончай руку выворачивать!Да, правда! Нет ,не надо, нет, не буду! А может ну нах этих друзей-подруг, да к маме моей пойдём? Там Василюня, там кроватка свободная! Ага, свободная! Я тибе туда положу, лежи, никто тибе не помешает... Ай ,Нет-нет-нет, конечно, я тебе буду мешать спать всю ночь! Обещаю! Только руку отпусти!

Фуф... Пошли, что ль? ... Кончай Светку от Лёхи оттаскивать, это не Василиса с оконной замазкой - они сами разберутся, что им вкусно... Уй-уй-уй! Я уже ботинок одеваю, не бей меня по ногам, я никак в него попасть не могу!

Не, ну чо, весело отпразновали, не хуже чем всегда.... Ай, иду-иду!"


Да, зато целых полгода я могу теперь говорить при возникших трениях, что она старенькая - на год меня старше! И что, мол, если она меня будет продолжать пугать шваброй, то я могу ведь и на молоденьких начать поглядывать.... Это погружает Тасюню в некоторую задумчивость, что позволяет ловко замять проблемную тему. Через полгода мы сравняемся, и тогда уже нельзя будет так вольно резвится, но я чё-нибудь и там придумаю. Ибо я - изобретательный. Оттого у нас в семье растёт любоф и взаимоуважение...
brekhoff: (Default)
В чём заключается радость семейной жизни? Сдаётся мне, что вовсе не в купании в шампанском и шоколаде, а в том, когда всем участвующем в этом празднике - всё устраивает и все довольны. Видимо, от этого у некоторых от этого непонимания проблемы возникают, спать они от этого плохо могут и вообще: "Жизнь неудалась!". Именно такие неудачливые граждане мне тут цидулы и строчат, о том, как всё страшно, что "так жить нельзя!" и всё такое прочее.

А я вот тут в качестве троллинга возьму, да и постращаю народ этой категории. Историей о том, как мы с Тасюнькой в поликлинику сходили.


Да. Случилось мне вчера, с вечера, на работу собираться. Ну, там, надо пожрать сготовить, чекушку в спецсумочку полжить, кой-чё в кампутер заколотить, что б не забыть... За этими занятиями меня вдруг застаёт Тасюня.

- И куда эт ты собрался, ирод? Ты что, забыл, что завтра Василия везти на прививку?! - Ой-йо, я и вправду, забыл!

Короче, на работу было срочно забито, о чём были оповещены все причастные лица. Причём Тасюнька не успокоилась ,пока я последний доклад-отчёт начальству не сообщил и последних инструкций всем бригадирам, звеньевым и отдельным личностям не раздал ,типа: "Меня завтра до после обеда не будет ,ведите себя хорошо , на оси Б-5 не резвитесь, делайте как я сказал, приеду - проверю!". А она, значит, рядом стоит и подсказывет. Что говорить, типа. Ну и свои реплики вставляет ,чтоб не расслаблялись. Ибо бойцы мои жуть как Тасюньку опасаться начали - с чего бы это - не пойму. ..

Вот, тут сёдни наступило.

Впрочем, речь про поход в поликлинику, да.Что там да как с утра было - распространятся не буду. Кто знает - тот сам поймёт, кто не дорос - тому не надо. Да. Ну, настал момент перед выходом. За полчаса до него. Тут вот ведь беготня, всякий аврал. Жонка три раза выскакивала на балкон - "чуять температуру". Каждый раз Ваську то раскутывая, то закутывая обратно. Наконец, я не выдержал: "Тасюнь, типа, давай без рефлексий! Завернула? Значит - пошли!".

На это мне было объявлен взгляд полный презрения и недоумения:

- Ты что, Василия убить хочешь?! Он же маленький, а погода нынче - ого! Кароче, взял быстро памперсов пачку, погремушку, мою сумку и марш за дверь, алиментщик! ( почему алиментщик? Я не понял).

Я сразу упрыгал. Ибо когда Тасюня в припадке вдохновения - ей лучше не мешать. Хорошо, что Василису в садик отправили. Иначе б я этого не пережил.

Поход же в поликлинику планируется Тасюней как военная операция. "Тут мы заходим с фланга, а ты - по фронту! Бросаешся на амбразуру. Потом мы все плачем". Типа того. Ну да ладно.

Собрала Тасюня весь свой, по её мнению необходимый скарб, погрузила его на меня, Василька в коляску упаковала, как положено. Можно выдвигаться. И пошли мы, солнцем палимы...

Так-то у нас поликлиника детская недалеко - пара километров, поэтому ходим мы туда, обычно, пешком, как сегодни. Транспорт туда всё одно не ходит, самолёты не летают ,короче - проще на коленках добраться. Что мы и совершаем.

Оно бы всё ничего ,но сзади меня вышагивает Тасюня! Я, типа, значит, толкаю эту коляску, укачиваю пассажира, там. А Тасюня занимается важным делом - за мной присматривает. Переход дороги - это ж целая военная операция! 

- Стой! - Тасюня выбегает вперёд, тормозя мощным торсом все машины. - "Ты что, не видишь, что машины едут?!" - обращается она ко мне. "Неа, я ж близорукий!" - отшучиваюсь я. Но не тут-то было!

- Ага, близорукий! Обсмотрел всех пелоток, пока мы шли! Я всё видела, кобель несчастный! (и с чегой-то я несчастный? Вполне себе, довольный?) Тут Тасюня продолжает:
-И куда ты нынче смотришь?! (я никуда не смотрю вообще. Разве только в небеса) Ты ж совсем совесть потерял! (Это - да, есть немного)...

Но тут мы выходим к пруду возле к/т "Ангара", ага. Это ж я знаю! Там - уточки всякие "кря-кря-кря!". Жонка ж теряет волю и бежит их подкармливать. Для этого специально в моей сумке заготовлено полбатона зачерствевшего хлеба. Пока эти гады всё не сожрут - мы дальше никуда не двинемся! (Попробуй я забудь подкормку для уточек - меня ж с говном съедят!, поэтому этот ответственный момент я никогда не забываю.)

Движемся дальше. Сзади , внимательно смотрящая за мной жонка выдаёт реплики:

- Ты кудай-то смотришь? Опять, пелотку увидел?! Вот я тебя догоню-то! ... Мыша! Ты куда везёшь-то, совсем офонарел со своей работой - что тут нельзя - не видишь?! И т д. Ладно, прибыли. Коляску ставим на "сторожок", изымаем Василия( он спал всё это время, не обращая внимание на вокруг происходящее - сразу чуется - мой сын!) .Там проход через карантинный бокс, по колидору, лестнице... Всё это сопровождается комментариями Тасюни: "не так идёшь, не туда глядишь, ты что, убить Васю задумал? куда ты смотришь, вражина!?".

Наконец, Тасюня отправлена за дверь к доктору. Понятно, что у ней льготы, и после того, как она зыркнула в эту очередь, желания  спорить с её превилегиями у кого-то пропала. Ваську она унесла. Я остался сидеть-отдыхать в колидоре. Расслабился, значит. Думаю: "А не сходить ли мне покурить?". Но боюсь. А вдруг - жонка выйдет, меня не обнаружит, да тревогу в милицию сообщит? Она - может!

Только я так вот расслабился, на мимо ходячих медсестёр глаз настроил, как тут из кабинету жонкина голова высовывается: "Чой-то ты тут дармоед расселси? А коляску нашу Пушкин охранять будет? Тут же одно жульё!" - провознесла Тасюня и вытянула руку в сторону некоей старушки, сидящей в офтальмологический кабинет. Старушка побледнела. а я скрылся караулить наш Васькин экипаж. Перекурил, да, оглядывая окрестности...

Тут звонок:

 - Мыша, ты опять  на пелоток смотришь, вражина такая?! Мы тут из кабинета вышли ,а упаковывать ребятёнка кто будет - Пушкин? - пришлось бежать взад на печку.Ребёнку надо упаковывать исключительно по способу, передаваемому бабками от матери к дочери. Я тут не в курсе, как -там -че, но тем не менее во всём виноват, что всё не так. Пелёнки висят на ушах у меня, жонка пыхтит. Васька - спит. Ему - по фиг. Мой сын!

Кой-как упаковали двинулись обратно тем же порядком. Я эту самодвижную конструкцию толкаю, жонка ж сзади контролирует.

Тут ведь какой кошмар - дорога проходит мимо палатки. Тасюня кричит: "Мыша! Иди сюда - вот это нам точно для Василисы надо!". Какой-то новый персонаж из "Смешариков" появился. Мрачно я достаю из кармана мятые купюры. Не успеваю что-то там отсчитать, как супружница вырывает из рук всю пачку, и пользуясь замешательством меня, рвёт в направлении палатки, откуда выносит через минуту весь, практицки, её ассортимент. Мне на радость. Мне ж нести всё вот это вот на шее: полкило "раскрасок", кубометр игрушек, ещё срочно потребовавшихся Тасюне тетрадок, фломастеров, батона "Одесской" колбасы, кило огурцов и 5 кг - картошки. "Надо!". Такие у нас палатки. Такая у меня супружница. Рази ж я жалуюсь? Ну, нагрузили и нагрузили. Бывает.

Идём.... Тут уж и дом близко. Я уж всё больше про работу думаю... И тут, внезапно:

- Мыша, а ты нас любишь?

Короче, пришлось забить на работу, задробить её совсем. Не, ну отзвонил, пока поднимали по лестнице коляску, кому надо, причастным. Пожалился начальству о сильном недуге, мол, не пребуду сёдни. Припугнул бригаду, что приеду завтра с утра , да чтоб там всё было красиво....Вроде - прониклись.

Ну а потом - пришлось доказывать, как я всех своих люблю. Васька - спал, Василису только через час приведут с садика - хорошо! Всё, как есть - доказал! Молодец.

Спать, конечно, хочется. Но ведь скоро Василису привезут! Начинается новая, неоткрытая ещё страница семейного счастья. Там ещё жрачку мне готовить, да к работе готовицца... То ли ещё будет? Ой-ой-ой!

Так и живём. Кто не понял - завидуйте!
brekhoff: (Default)
А тут по поводу прошлого поста явилось ещё одно:

gorla_ja: "сочувствую вашей жене и не из-за тяжелых родов, а из-за такого мужа..."

Вот люблю же я вас, таких плюшевых! Посочуствовала она моей Тасюньке, бля...

Я ж, как человек мирный и мягкий - хотел бы посмотреть , как это начало сочуствие лично моей жонке высказало... Ой. Боюсь - это треш и угар бы был. Я даже, как человек тонкой душевной организации бы, небось, в обморок выпал! :)))

Всё-таки хорошо, что Тасюнька жижэ не ведёт!

Ладно, что-то это мне всё напомнило. Не помню - раскрывал ли я этот случай в трамвае, или нет. Ну, если чо, повторюсь. Читатели простят, надеюсь, если чо.

Так вот. Случилось это всё, когда Тасюнька Василисой была беременна. Сентябрь был, значит - месяц шестой беременности шёл. И тут меня вдруг уволили с конторы, где я тогда работал. Ну, обидели маленько. Я-то - чё... Ну - уволили и уволили. Место новое приглядел, туда-сюда. Но вот жонка-то - сразу: "Как это, мышку мою обидели?! Чтооо? Щас разберёмся! Давай-ка адрес своей конторы - я там разберусь, кто это мышку мою обижать задумал!".

Напрасно я её старался успокоить и привести в берега, мол, сам разберусь. Неуёмная энергия и чуство справедливости её требовали необходимости немедленно вцепиться в шею гендира и пошшупать за мягкое вымя главбуха  моей бывшей конторы. Сил остановить бушующую супружницу не было никаких.

Пришлось согласиться взять её на финальный разговор в контору. Тасюнька ж беременная - нервировать её нельзя, проще согласиться и смириться с неизбежным погромом. А то она волнуется, а ребёнку от этого плохо может быть. Она в этом в уверенности пребывает и поныне.

Вобщем, поехали. Но, сначала, надо было в поликлинику заехать с утра. В женскую консультацию. Сели мы в трамвай и двинули. Доехали - хорошо. А вот на обратном пути к метро казус случился. Ревизоры к нам вдруг в вагончик ввалились: "Ваши билетики!".

Тасюне-то хорошо - у ней социальная карта и вся ботва, а у меня по причине отсутствия бабла билета нетуть. Вобщем - "На выход, гражданин!". Ну и ладно. Так-то - процедура стандартная:

- Ваш билет!
 - Нету!
 - Платите штраф!
  - Денег нету!
 - А если найду?
 - Ищите!
 - А я вот щас в милицию вас отведу!
 - Да отводи!
 - Ну... Хрен с тобой - иди отсюда!

Ну вот так как-то обычно бывает. Ревизоры уедут, а ты следующего трамвайчика дождался, прыг, и поехал как ни в чём не бывало. Если денег нет - то и проблем никаких нету. Но накатанный сценарий на этот раз прервало присутствие Тасюньки. Вылезла она за мной и зорко следила над ходом дискуссии. Пока разговор шёл о штрафах - всё было тихо. Но когда эти два амбала начали пугать перспективой поездки в милицию, то жонка заволновалась и безаппеляционно заявила:

 - Никуда он не поедет! Нету у него денег, отвалите от него, придурки, нам ещё в контору ехать, разбираться! - Тут эти два амбала обратили внимание на Тасюньку. Стоит перед ними этот беременный колобок возмущённый, ростом - в прыжке им как раз до носа достанет, не выше, если, конечно, подпрыгнет высоко и руку очень вытянет. Они аж удивились.

Я ж продолжаю играть роль раскаявшегося "зайца", денег у которого нет и не будет (что правда). Бубню : "Ну нет у меня денег, дяденьки... Я больше не буду..." и т д. Вмешательство неожиданное жонки моей несказанно удивило ревизоров. "Э, девушка, ты чо? Иди отсюда, не мешай процессу задержания преступника!", типа. И покрепче меня хватают за руку.

Тут уж Тасюня раскрылась по-полной:

 - И ктой-то у нас тут преступник?! Это муж мой, законный! Мы в контору его едем, деньги незаконно затыренные добывать! Это вы тут - преступники! Рожи наели по семь на восемь, а ни хрена не делаете, только честных людей хватаете! Работать идите, придурки! Вот я вас!" - тут она раскрутила пакет со своими докУментами - медицинской картой, родовыми сертификатами, анализами , справками и результатами УЗИ,  и бросилась в отаку! Одному ревизору она нанесла ловкий удар в голову этим мешком килограмм на пять, отчего тот сразу выбыл из игры, второго -  что держал меня - ловко отбросила метким пинком и добавила пакетом по спине. Тут ревизоры поняли, что дело пахнет керосином:

 - "Э! Девушка, вы чо?! Ой! Одурели что ли? Ай! Не надо! Мы уходим уже! Всё! Уй! Ну не надо же!..." - тут второй ревизор, подхватив своего контуженного товарища ударился в бегство. Тасюнька, улюлюкая и крутя пакет над головой хотела уже броситься в погоню на добивание деморализованных противников, и только моё вмешательство, когда я ловко обхватил супружницу поперёк и крикнул: "Бегите, я её задержу!" спасли вражин от полного разгрома...

Такая вот поездка. Ну, до конторы мы в тот день доехали. Что творилось там - это уже другая история, которую. я, может быть, когда-нить и расскажу. Но она настолька эпична, что я вряд ли смогу передать вам дух этой трагедии. Разве только я выучусь писать гекзаметром.

Такие вот дела. А тут кто-то ещё попытался пожалеть мою несчастную жонку. Ну идиоты. Или здоровья слишком много? Гыгыгы! :)))
brekhoff: (Default)
Вот, граждане, жонка возвращается из долгого отсутствия. В роддоме значит, побывала, края всякие повидала, вернулась. Ну - слава богу. Тут - хлопоты всякие: новоприобретённое разместить, ранее размещённое передвинуть. В нашем случае: "Жить будешь на коврике!" - Ладно. Буду. Чё мы ещё в этом деле не видали? Только ещё в сантехшкафу туалета не ночевали!

Ну, если б на этом закончилось - оно бы и хорошо. Но Тасюня первым делом, чуть отойдя от хлопот, что? - Правильно! - Поскакала по соседям-друзьям-родственникам всё узнавать - как-что было в её отсутствие. Тут такие титанические правды открылись - я прям упал. Я тут ,оказывается, и вообще отсутствовал , ребёнка покинув. При этом не вылезая отсюда же - пьянствовал с друзьями, кои орали дико. И одновременно с этим - тишина стояла тут такая, что будто никого вообще нет. Подозрительно.

Вот и Тасюня тоже заподозревала чо-то. С утра, вместо того чтоб заниматься кормёжкой (или чем там положено молодым мамам?) - полезла под диван. Ну и обнаружила чекушку.

Ну, чекушка - и что такого? Ну, лежит там год, может. Или два. Вместе с двумя другими пустыми пузырями 0,7-литровыми.... Ну и что? Это повод что ль весь этот пункт приёма стеклотары на голову мне одевать, по приходу с работы? Я прям расстроился.

А вот Тасюня, похоже - нет. Она там из загашника ещё что-то достала, но - только тряпку половую на меня успела повесить, как тут явились родственники праздновать. И я тут стою в дверях с пакетом стеклотары на шее и половой тряпкой на ушах. Кошмар.

Ладно. Тасюня всех приняла приятно, пошли они смотреть на это чудо природы - Ваську, а мне жонка шикнула скрываться с глаз долой, пока она основные обвинения не выкатила. И поскакала наследничка показывать, всяко позировать и отгонять назойливых дядек, которые у Васьки пипиську хотели проверить. Ну чо - ожидаемо.

Я ж тем временем затаился на главном месте дислокации - в шкапу стенном и не отсвечиваю. Только Василиса заходит и куски вкусняшек передаёт. "Кушай, папка! Это тётя Галя делала!" - я попёрхиваясь, сижу в шкафу, с ноутбуком любимым в обнимку. Скоро вся это шобла родственников свалит, так куда податься бедному крестьянину? Ну вот чо ещё там Таська обнаружила? Я уж Василису подсылал узнать - так нет. Говорит: "Мамка сама расскажет..."

Чо-та я беспокоюсь.
brekhoff: (Default)

Тут кореш у меня был. Сам он, понятно, - москвич с хрен знает какой родословной, папа у него - директор завода, мама - доктор каких-то наук, короче - люди бесполезные в нашем понимании. А вот он, отслужив своё на Тихом Океане, ехал как-то через город-герой Уфу. Там вот и отстав от поезда познакомился с нынешней своей женой. Далиря, или как там её зовут.

Привёз, поньмаешь, в Москву. На ужас его интеллигентным родителям. В первую очередь она у них в фатере выкинула всякие ублюдочные гравюры и чеканки по мотивам Пикассо и прочих сюрреалистов и ковёр, понятно, повесила... Потом - принялась за кухню, полностью вытеснив оттуда свою свекровь, которая умела из еды готовить только "мохито" и "суши", мерзко воняюшими тухлятиной. Ну да ладно.

Под влиянием свежеиспечённой жены сей гражданин послал на хрен папин институт, где ему надо было учиться ещё три года и поступил в нашу бригаду монтажником. Я тогда был простым сварщиком, неженатым и вообще, как и он - раздолбаем. На этой почве мы и сошлись, оттого часто и вместе оставались после работы вместе выпить и закусить. Иногда - подхалтурить по мелочи.

Как раз работали мы на доме Симферопольский 17. Тама раньше стояли пятиэтажки, потом мы их снесли и построили много-много корпусов П-44. Вот в цокольном этаже, где счас салон красоты у нас и была резиденция. В рабочее время мы продавали на Москворецком рынке пробковые краны из заначек нашей конторы, выкапывали медные провода из траншей, ну и вообще веселились по-полной.

Вот. А в тот день – выходной был. Суббота – как счас помню. Пришла к нам председательша ЖСК и попросила ей чо-нить покрасить. Мы были не против, за хорошие деньги, конечно. Ну, вот мы вдвоём и взялись за это дело, ибо в бригаде единственные были бездетные, а я – так и вообще неженатый. Но при этом деньги любили. К тому –же – предоплата, да. На неё мы и назюзюкались.

Уже к обеду были весёлые, но, «солдат ребёнка не обидит!» - покрасили-таки подъезд, как положено. Готовые стали к концу дня – просто ужас. Кореш мой вообще выключился. Оно и немудрено – по два литра съели, не меньше. Ну, мне до дома-то пять шагов, а он-то, вона – где-то на Сретенке живёт. И совсем упал.

Ну, делать нечего – подхватил я его подмышку и повёз. Он готовый, конечно, но указания по ориентации давать ещё мог. Доехали мы, слава богу.

Вот. Там я пробил в домофоне всё что он продиктовал., и потом до фатеры добрался. Уже там нас жена его башкирская встречает. В дверях стоит с половником. Но, видя, что муж у ней не один – сразу гнев отложила в сторону.

Глазищи у ней, при этом сверкали, как у моей Тасюни, бывает. Не, к Тасюни, конечно, лучше глазищи, но и у этой Далири тоже – ничего были. Ну вот, она впустила меня. Я её мужа на плече принёс, думал сразу убежать. Но жонка-то его и говорит человеческим голосом: «Ну как же так? Да вот вы Илью здесь прислоните, чтоб не упал, да пойдёмте кушать!». Как я не отнекивался – это было бесполезно.

Делать нечего, да и вообще, в неженатости отведать башкирских щец на свежей баранине – самое оно. Так что, прислонив кореша в уголке, чтоб не упал, отправился дегустировать. Навалили мне, понятно, не как у нас. Выдала она мне нечто, напоминающее не тарелку, а тазик. И полностью его наполнили, да. И ещё рядом стоит – подглядывает – вдруг клиент недовольство проявит. Я недовольства не проявлял, съел всё, как положили.

А она нагнетает, троллиха: « Да вот вы ещё поешьте, вот тут у нас ещё кой-чё есть!» -и ещё наваливает.

Ладно, наелся как никогда. Тут она обратно подступает: «Накушались? Больше ничо не хотите?». Да, - отвечаю. Ничо не хотим, нам бы до дому добраться… Ну и тут она сковородку-то достала.

«А раз больше ничего не хотите, то мы вам расскажем о вреде пьянства!» - говорит. И пошла за мной бегать со сковородкой. Постоянно, пробегая мимо мужа, тихо лежащего в углу – тоже хлопала его по голове. Для профилактики. Как я оттуда выбрался – сам не знаю.

Это просто ужас – жоны из Башкирии, я счетаю. Хотя щи готовят неплохо. Но я вот местную, Тасюню, замуж взял и тоже не жалуюсь. Её швабра от пьянства помогает не лучше… Бе-бе-бе!!! J))

brekhoff: (Default)
Ввиду внезапного наступления Женского дня, грозящего всякими катастрофическими последствиями, я, подумав, принял решение.

В связи с отсутствии во вверенном мне подразделении женчин, а наличие только тётенек, одна из которых ещё и малолетняя, рядовая и необученная, а так же во избежание морального разложения, я решил:

1 Вывести семейство на манёвры в Коломенское. Там морозно и женски солидаризироваться оттого труднее. Для обеспечения намеченных мероприятий: Дочуре выдать шарик, там, пообещать сладкой ваты и покатать на чугунке. Тасюне зватит новых валенок, цацку и обещать покатать на лошадке.

2. Мне: занять командный пункт в районе господствующих высот в общем направлении на тамошнюю забегаловку и осуществлять общий контроль и командование.

3. До начала движения всячески пресекать попытки международно женски солидаризироваться с моими тётеньками, предпринимаемые со стороны всякого подозрительного женского контингента типа тёщиньки, сеструх жонкиных и прочих тётушек с Бугульмы, решительно пресекая попытки провокаций.

4. Начало движения назначить на 12-00. Во время выдвижения на позиции соблюдать порядок, революционную дисциплину и высокий боевой дух. Петь - можно. Всякие вот эти жалобы: "Папка, ты куртейку неправильно застегнул!" - нельзя.

Как-то так. Вопросы? Крругом! Ррразойтись.

Ну а прочих женчин - с праздником! Наше вам с бантиком, мы вас любим и всё такое. Короче, кто куда, а мы - в Коломенское. Погода больно хороша. 
brekhoff: (Default)
А вчера Тасюня решила похозяйничать в честь праздника. И даже вылезла в кухню. Долго всё оглядывала с неподдельным удивлением и любопытством. А потом расхрабрилась и даже залезла в шкап кухонный. Её радостный крик: "Уаау! Мыша! Унас есть миксер!" - окончательно сделал мой день и я даже, растрогавшись, слепил каких-то печенюшек, кои жонка с дочурой все и стрескали до последней ,в мужчинский, между прочим, праздник, не оставив ничего кроме крошек Но это мне уже всё равно не могло испортить настроения. Теперь хожу на работе и по любому поводу, обнаружив что-нибудь сообщаю гражданам: "Уаау! У нас есть перфоратор!", "Уаау! У нас есть Серёга!" и т д. Это заразно. :) 
brekhoff: (Default)
Всё-таки в зиме, морозе и прочем есть свои положительные стороны. Для пояснения и контраста публикую доселе неизвестный мой дыбр летнего периода:

"...Да, я вот тут погулять вышел. Было дело. С Василисой. Чисто приглядеть, пока жонка там чем-то в фатере занимается своим, женческим...

Мы тут, понимаешь, гуляем с дочурой.... Практицки никого не трогаем. Изредка к нам обращаются граждане, типа: "А как пройти?" - вежливо отвечаю: "Да просто: На хуй!". Все довольны, всем - до свидания. Тётенька миловидной наружности тоже решает поинтересоваться чем-то своим, я, как всегда - вежливо ответил.Да. Я даже не успел заметить, как всё случилось....

А тем временем  Василиса сломала горку, выкопала в песочнице  яму, волчью (подозреваю, что для меня) и радостно хохочет, качаясь на качелях, поднимаясь в размахе далеко за запланированные параметры..

Я бегом спешу её спасать от неминуемого краха, но тут мне в голову попадает мой старый ботинок, ловко пущенный  с балкона Тасюней: " Ах вот ты как, изменщик коварный, с дитём гуляешь?". Пока я восстанавливаю ориентацию, Василиса уже переместилась в соседний двор и радостно отколупывает части от там установленных архитектурных элементов.

Аки лось несусь туда, пытаясь предотвратить утрачивание исторического наследия. В торце дома появляется тёщинька. Это не к добру, соображаю я. В этот момент меня настигает ловкий бросок Тасюни с балкона моими старыми сапогами.Кругом потемнело...

Закладываю коордонат на автомате, избегая попадания второго сапога, тот пролетает с перелётом, поднимая кучу пыли, как от разрыва 122-мм снаряда. Но я выхожу из зоны обстрела, пользуясь окончанием ботинков на балконе. "Перезаряжает..." - соображаю, имея тем временем обход тёщиньки на сходящихся курсах и выход на оперативный простор  с целью отрывания от Василисы нечаянно попавшей в зону её видимости собачки. Собачка, вроде аглицкого дога - уже не дышит, прижатая в порыве восторга дочурой. Его хозяйка, кажись - тоже, пребывая в шоке от стремительного нападения на её любимца ацкого ребёнка...

Я успеваю оторвать ребёнка от полузадушеного жывотного до замыкания круга окружения. Издав победный клич я убегаю на оперативный простор (за гаражи), оставив далеко позади преследователей. Где-то за гаражами пыхтит, как  старенький пароход с машинами двойного действия тёщинька, подаёт жалобные гудки Тасюня: " Вернись, изменщик коварный!". Ага. Я прям дурак. Мне ещё надо выяснить - чёй-то на меня тёщинька свой броненосный крейсер вынесла.... То ли из-за непочиненого замка, то ли она обнаружила пропажу бережно спрятанной баклажки самогона...

Отодрав от Василисы случайно ей попавшийся в руки и оторванный ею по случаю замок от "ракушки", я начинаю пробираться к домику мамы. Там хорошо, там - яблоки...

Я уже скрываюсь в подъезде, а в спину дышут преследователи: " Мама! Держи его, он в подъезд уходит! Там есть где укрыться!". Но я ловок и успеваю захлопнуть дверь. Бёгом на второй этаж , я - дома. Хорошо! Дверь жалезная, компутер - есть. Василисе сунул дежурную кукляку - ломать. И моркву - грызть. Так, полчаса она с занятием. Ну и я могу отдохнуть, в тырнет слазить там... За окошком собирается демонстрация. А у меня окна хорошие, форточку только прикрыть надо...

Хорошо! Смеркалось..."


А сейчас-то как хорошо! Василиса закутана в пять слоёв шуб, ручонки до всякого не дотягиваются. Прохожие бёгом куда-то бегут по тёплым местам, не заморачиваясь дурацкими вопросами. На балконе окошки забиты, а сапоги - закончились, да и жонка, ввиду сильного мороза на балкончике не торчит, подглядывая. Мне остаётся только навернуть 200 кругов вокруг дома,  обеспечивая прописанные доктором для Василисы воздушные ванны. Санки буксируются легко, дворники уборкой снега не заморачивались. Кроме вытирания соплей и ответа на бесконечные вопросы других проблем не предвидится... Можно посочинять всякое, подумать о жызни, там.

"Хороша русская зима!" Гыгыгы.
brekhoff: (Default)
"Мобильная связь когда-нибудь доконает стройку! (с) Я.

Всю жызнь люто, бешенно ненавидел все вот эти телефоны, проводные ещё туда-сюда, но мобильные вообще довели меня до глубокой депрессии и осознания полной бесперспективности существования человеческой цивилизации.

Я помню, как появился телефон в моей жизни - воистину это был чёрный день моего детства, оттого-то он так и запал мне в душу. Было мне тогда пять лет, но запомнил я всё. После рождения младшей сестры нам, как многодетным немедленно установили телефон. В доме появилась бело-красная аппаратина югославской (или чешской?) фирмы "Тесла" за 25 рублей - бешенные деньги за такую вредную вещь. Устанавливать явился телефонный мастер. Мне он тоже сразу не понравился. Пять минут покопался и срубил 5 рублей за установку. Представив, сколько можно было на эту сумму купить мороженных, пироженных и бутылок "Бананового аромата" - я проникся ненавистью ко всем телефонистам, автоматчикам и прочим малоточникам, и как показала моя будущая жызнь - не зря!

На телефоне постоянно сидела моя маман, у неё внезапно обнаружилось бесчисленное количество подруг, которым всем надо обязательно позвонить, обсудить какие-то никому не нужные дела, проблемы доставания детских вещей, или там обсуждение в какой магазин завезут в следующем месяце чо-то никому не нужное...

Постоянно забредали соседи, которые не обладая многодетностью, тем не менее тоже ощутили вдруг неотложную потребность куда-то позвонить, у всех внезапно бабушки стали катастрофически хворать, и им надо было срочно вызывать неотложку и всякое такое тому подобное.

Но по настоящему всю ацкость телефонии я ощутил, когда пошёл в школу. Учителя имели отвратительную привычку названивать домой и всячески ябедничать про мою персону. Поэтому, стоило мне получить в школе пару "пар" подряд, подзорвать сортир, попасться школьной уборщице тёте Шуре за поджогом школьной помойки во время, когда все остальные ученики мирно изучали какую-нить ботанику, или, там обозвать гражданина Плитмана жидом - я, приходя домой, уже сразу начинал с ненавистью смотреть на это сотонинское изобретение Эдиссона. Потому что вечером он непременно издаст похоронный звон, и ко мне со скорбными лицами заявятся родичи, и папаня будет прятать за спиной ремешок...

Правда, я был пацанчик сообразительный. Поэтому и сейчас у нас телефонный провод состоит весь из обрезочков длиной не более 10 сантимов каждый. Впрочем, папаня у меня неизменно находил порыв провода, прикручивал всё обратно, и расплата редко не достигала цели. То есть - моей задницы.

Но совсем жизнь стала невыносима с изобретением мобильной связи. Я честно терял, топил и разбивал свои телефоны, но они неизменно появлялись вновь. Жонка проявляла неистребимое желание узнать как у меня дела, что я делаю и сообщить, что она с Василисой делали именно в тот момент, когда я в прыжке что-нибудь заваривал, тащил на пятый этаж ацетиленовый балон или выталкивал из грязи трактор. Не отвечать - нельзя. Обычно такое пренебрежение к жонкиной потребности пообщатся оборачивалось катастрофой в виде личного заявления Тасюни на объект с попутным объяснением всем окружающим и в первую очередь, конечно, мне, о том, что телефоны придуманы вовсе не для того, чтобы их отключали, а исключительно для целей удовлетворения её, жонки, потребности знать, что у мужа всё в порядке и он не усвистал куда-нибудь под телогрейки с молоденькой маляршей. 

Окончательно жизнь испортилась, как я стал начальником и получил служебный телефон и получил указание постоянно быть на связи. Теперь я постоянно вынужден отвечать сразу в два телефона: в служебный докладывать о ходе приемки трубы и объёме выполненных работ, а в домашний - сообщать Тасюне, что я, точно так же как и пол-часа назад всё ещё её люблю, напиваться не собираюсь и о том, когда приду домой я всё ещё не знаю.

Откуда только не вырывал меня этот ацкий агрегат. И с прогулки с ребёнком в Коломенском, и с весёлой пьянки у корешей на даче, и даже из интимного уединения для приватного общения с собственной женой. "Вставай, беги, бетон пришел!".
Да вы там, бля, совсем с ума посходили. Эдак же и импотентом стать недолго!

Ненавижу Эдиссона! Лучше б он умер маленьким! Насколько б легче было жить простым строительным бригадирам - вы не представляете. Я обижен на весь мир. Бе-бе-бе!  
brekhoff: (Default)
Вот за что люблю я тётенек - это за всегдашний, отрванный от жизни оптимизм.И за невосприимчивость к предупрждениям. Да. Особенно жонка у меня в этом смысле отличается.

Ведь два дня говорил: домой приду готовый!
Не верит.Говорит:
- Мыша, ты ведь меня любишь?
- Люблю, Тасюня, жыть без тебя не могу!
- Значит, домой придёшь трезвый?
- Не, ну как можно? Я ж бригадир, и.о. прораба - как можно?! Конечно нажрусь!
- Нет, -говорит - Ты не можешь этого сделать! У мамы ламинат не до конца положен - неужели ты бросишь все ради твоей водки?.

Тут я честно сообщаю: - Да, брошу! И ковёр ваш дурацкий пусть твоя мама сама перевешивает! Вон, Лёша (муж жонкиной сестры) - какого хрена на диване лежит? Пусть берёт вёдра с крышками и скочет куда надо!
- Нет, Мыша! Ты придёшь домой трезвый, да?
- Нет!
- Ты меня не любишь?
-Люблю!
-Тогда скажи, что придёшь трезвый!

Моё дело дурацкое - сказать, что приду трезвый - но ведь это не соответствует действительности, поэтому, так и говорю:

- Не, пьяный!
- Тогда домой - не приходи!

Ну и ладно, дело житейское... Посидит без обеда полчаса - сама названивать начнёт. На этом я успокоился, и к стенке отвернулся...

Это было вчера... А сегодня - интересней.
Прихожу домой.
Звоню в дверь.

Тасюня - не открывает, орёт через дверь:

- Пьяный?
- Ну да, как и обещал - остограмился!
-Видеть тебя не хочу! - ну, оно и ладно. Я так и спрашиваю:
- Ну чё, я к маме тогда пойду?

(Яуже предвкушаю радость спокойно отлежаться в кроватке без присутствия посторонних предметов, вот этих вот "Ты неправильно мне ногой в печёнку упираешся!" или приход тёщиньки с заявой: "Тася, я у тебя тут кусок свинины положила размораживаться - где он?". Или вот дочура, тоже, не отстаёт:
-Папа, прочитай мне про Колобка!) - так вот, я надеялся, что от этого всего избавился - так нет!

Тасюня ловко из-за приоткрывшейся двери выбросила верную швабру, увернуться я не успел. И жонка, радостно шипя, зацепив за шею, втянула меня внутырь квартиры, захлопнув дверь и не дав мне привычного поля отступления.

А там уже начался мрак и ужас. Тут уже жонка радостно возопила, как индеец, поймавший гиппопотама, и радостно оттопталась на мне, лежащем поперёк колидора,  дочура, с криками:
- Опять мамка папку победила!

Пришлось признать поражение и идти лепить ламинат в квартиру к тёщиньке... А куда денешся, когда кругом одни оптимисты, а выпить - ни один не предложит? Жалко, что тестя у меня нет, да.
brekhoff: (Default)
Ничо так не утомляет, как длительные новогодне-рождественские выходные. То ли дело в прошлые годы - уже 4 числа - на работу. Начальства нету, отдыхает. Сиди, ненапряжно выпивай и отвечай на звонки с Канар, мол, "работаем, блюдём дисциплину, будет сделано, гражданин начальник!".

Теперь-то - совсем другое дело. Раз начальник - отдыхай, сиди дома. Естесственно, что мои тётеньки, внезапно обнаружив отдыхающего мужика на диване были немало взбудоражены этим возмутительным явлением. И немедленно решили отламинатить всё, что ещё неотламиначено и неотплиточено. Заодно и мёбель поменять местами.

Лучше бы я принял пару десятков бетоновозов и пяток длинномеров труб. Я на работе за месяц так не уёбывался, как тут за дня. Когда же на работу, наконец, отдохнуть?

Сразу вспоминается анекдот. "Царь отправил декабристов в Сибирь. Потом к декабристам приехали жёны. И началась у них КАТОРГА!"
brekhoff: (Default)
Чё-та мне позавчерась довелось собирать дочуру на новогоднюю ёлку. Да. Тасюня где-то там застряла далёко, и дала мне, значит, указания, как эту самую дочуру собирать. Так вот, я весь вспотел. Все вот эти вот косички завернуть по-правильноому, платица-колготочки надеть на штатные места и установить на боевой взвод...

Не, не сказать, что я совсем в этом деле лох - приходилось, в своё время, младшую сеструху собирать в детский сад. Там тоже концертов хватало: "Аааа! Колготки малы, я в них не пойду!", "У платица кармана нет, я его не надену!" ну и т д. Но там как-то попроще было. Дал затрещину, натянул колготки на голову, сверху резинкой завязал, да сдал в детском саду воспитательнице под расписку, она - профессионал, что с этим чудом природы делать разберётся.

Но Василиса-то - совсем другое дело. Смотрит на меня тасюниными глазами полными слёз и сообщает:
- Шарик, ты балбес! Папа, я с такими косичками на Ёлку не пойду! Я хочу, как мама делает!

Вы думаете, я совсем с дуба рухнул, чтоб знать, как вот это безобразие с тремя косичками, четырьмя лентами и кучей бантиков на голову водружать? Неет! Я ещё не совсем!. Так что иди уж, в том, чё получилось и не жужжи!

Тут уж слёзы из глаз брызгами, губы развёрнуты в боевое положение и надуты до штатных размеров, а мне ещё надо платице нарядное надеть и всяку прочую ботву. Я после два часа отпаивался валерьянкой на спирту. Так что к приходу Тасюни от полноты разрывающих меня эмоций ползал на карачках и хрюкал, как олень.

Короче, Тасюнь, давай уже рожай пацанёнка быстрей! с ними как-то проше. Голову  хоть налысо обрил, вручил пистолет или машинку какую - он уже и рад. Даже хоть вообще без штанов, главное, чтоб с машинкой. Вот.
Такие вот пожелания к Деду Морозу от меня на предстоящий год поступают.
brekhoff: (Default)
"Вы все малахольные, и жоны вас оттого бьют!" - это мне запомнилось с децтва. Поэтому я никогда не хотел был малахольным, и что б меня жена била. Жызнь сделала меня малахольным, пришлось искать средства от второго. Поэтому я придумываю всяки средства, что б жена у меня была довольна всегда и везде.
Вообще - мне проще. У меня жена потому что теряет волю при виде лошадки. Вот как увидит - так бросает бить меня по голове тряпкой, вскакивает и несётца вскачь куда-то. Ну и слава богу ,от меня - подальше.
Я этим умело пользуюсь.
Как только  возникает щекотливая ситуация, типа: "И где это ты был неделю, дома не появляясь? Ребёнок уже забыл, как твой внешний вид выглядит?" - я сразу достаю из широких штанин тысячу и сообщаю:
 - Я тут вот как раз тебе денежку принёс, чтоб ты на лошадке покаталась! - и всё! Вопросов больше нет! Тасюня, теряя тапки бежит в ближайший прокат к знакомым и ездит там на лошадках пока лошадки не офигеют.

Ну да, не всегда при возникновении щекотливых ситуаций в поле обозримости есть лошадки для отвлечения внимания супружницы. Для таких случаев у меня есть несколько фильмов с лошадками на ДыВиДы. При возникновении я ловко щёлкаю кнопочкой на пульте, и супружница меня больше не достаёт дурацкими вопросами "Почему опять готовый явился?!!", наблюдая за перепитиями трудных судеб  Будулая или Крепыша, там.
Запас фильмов постоянно приходится пополнять, патамучта старые, уже объезженные лошадки на супружницу действуют мало...

Кто может сказать, откуда тут нарезано? Оченно надо, вопрос жызни и смерти!

brekhoff: (Default)
Жонке всё это посвящается:



Вот. Это я исключительно любя и всё такое, но очень уж наболело! Тасюня, я тебя люблю!

Profile

brekhoff: (Default)
brekhoff

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:48 am
Powered by Dreamwidth Studios